Сражение под нарвой год. Поражение под нарвой

Битва при Нарве

19 ноября 1700 (юлианский календарь) 20 ноября 1700 (шведский календарь) 30 ноября 1700 (григорианский календарь)

У стен крепости Нарва

Решительная победа шведов

Противники

Командующие

Карл XII
Карл Густав Реншильд
Арвид Горн
Отто
Веллинг
Юхан Шёблад

Карл-Евгений де Круа
Иван Трубецкой
Автомон Головин
Адам Вейде
Иван Бутурлин
Борис Шереметев
Яков Долгоруков
Александр Имеретинский

Силы сторон

Гарнизон Нарвы: 1900 чел. Армия короля: около 9 тысяч человек 37 пушек

по разным оценкам от 34 до 40 тыс. человек 195 артиллерийских орудий

Военные потери

677 убитых (в том числе 31 офицер), 1247 раненых (в том числе 66 офицеров) Всего: 1924 чел. (в том числе 97 офицеров)

От 6 до 7 тысяч убитых, смертельно раненых, утонувших, дезертировавших и умерших от голода и мороза, 700 пленных (в том числе 10 генералов, 56 офицеров); 195 орудий (в том числе 48 мортир, 4 гаубицы), 210 знамён (в том числе 151 взято при капитуляции), 20 штандартов

Битва при Нарве - одно из первых сражений Великой Северной войны между русской армией Петра I ишведской армией Карла XII, состоявшееся 19 (30) ноября 1700 года у города Нарвы и окончившееся тяжёлым поражением русских войск.

Предыстория

Начало Северной войны

В 1699 году по инициативе польского короля Августа II Русское царство вступило в коалицию северных государств («Северный союз»), которая имела территориальные претензии к Шведской империи. Участники коалиции рассчитывали, что молодость шведского монарха Карла XII, вступившего на престол в пятнадцатилетнем возрасте, обеспечит союзникам относительно лёгкую победу. Россия рассчитывала в результате войны захватить землиПрибалтики, когда-то входившие в состав Древнерусского государства, и обеспечить себе выход к Балтийскому морю. Более подробно см. причины Северной Войны.

По договору с Августом II Русское царство в первую очередь претендовало на Шведскую Ингерманландию (Ингрию) - территорию примерно соответствующую нынешней Ленинградской области. Крупнейшей шведской крепостью в регионе была Нарва, расположенная на западной границе Ингерманландии с Эстляндией. Ингерманландия в целом и Нарва в частности стали основной мишенью русского наступления в начале Северной войны.

Согласно договору с Августом II Пётр I объявил войну Швеции сразу после заключения Константинопольского мирного договора с Османской империей - 19 (30) августа 1700 года и выступил с походом в Ингерманландию.

Русская армия к началу XVIII века

Командующие русской армии

Хотя нападение на Швецию планировалось заблаговременно, русская армия в начале XVIII века имела ограниченную подготовку и требовала продолжения реформ, начатых Петром I. Русская армия имела высокую численность, русский царь мог выставить до 200 000 солдат, однако, как по мнению историков, так и по оценке самого Петра I, сделанной уже после битвы, русской армии в этот период недоставало дисциплины, обучения и материального обеспечения. Продолжая начатую ещё Иваном Грозным практику привлечения военных экспертов из Западной Европы, Пётр I стремился использовать западный опыт ведения боя и модернизировать русскую армию, однако к 1700 году лишь два полка, сформированных на базе потешных войск, - Семёновский иПреображенский, были полностью организованы по западному образцу, а ещё два - Лефортовский и Бутырский - частично организованы по западному образцу. В материальном обеспечении русская армия зависела от поставок вооружения и оборудования из-за границы. В 1700 году Российское царство почти не производиломушкетов, выплавляло очень мало металла, имело слаборазвитую транспортную систему. Обучение русской армии проходило под руководством иностранных офицеров по новому воинскому уставу 1699 года, составленномуАдамом Вейде по образцу шведского и австрийского воинских уставов. Несмотря на все недостатки, до сражения под Нарвой Пётр I полагал, что русская армия вполне готова к войне со шведами.

Пётр I планировал вывести к Нарве свыше 40 000 регулярных пехотинцев, разделенных на три «генеральства» (дивизии): под командованием генералов Аникиты Репнина, Адама Вейде и Автонома Головина, а также 10 000дворян сотенной службы, включая пятитысячную конницу под командованием Бориса Шереметева, и 10 000 малоросских казаков под командованием Ивана Обидовского - всего свыше 60 000 солдат. Кроме этого в состав русской армии входил артиллерийский полк, состоящий из 195 орудий, под командованием царевича Александра Имеретинского (Батонишвили). Первоначально главнокомандующим русской армии был генерал-фельдмаршал Ф. А. Головин (получил это звание 19 августа 1700 года). За снабжение армии отвечал генерал-провиант Семён Языков. В последний момент к штабу русской армии по рекомендации Августа II присоединился герцог де Круа.

Шведская армия к началу XVIII века

Командующие шведской армии

Шведская армия на рубеже XVIII века представляла собой хорошо организованную полупрофессиональную структуру, сформированную ещё в начале XVII века шведским королём Густавом Адольфом. Принципы организации шведской армии сохранились с небольшими изменениями вплоть до царствования Карла XII. В шведской армии кавалерия формировалась на добровольной контрактной основе - поместье, направляющее в армию конного солдата, получало денежную компенсацию в виде налоговых льгот. В шведскую пехоту производился обязательный набор солдат - каждое территориальное образование должно было выставить определённое число солдат, а кроме этого любой мужчина, не имеющий средств к существованию и не запятнавший себя нарушением закона, направлялся на воинскую службу. Всем солдатам и их семьям предоставлялось государственное жильё и жалование.

Шведская армия была хорошо дисциплинированной, что органично вытекало из лютеранской идеологии, доминирующей вШведской империи. Лютеранская церковь поддерживала военные действия и завоевания Швеции в XVII веке, провозглашая успехи шведских военных походов «волей божьей».

Шведская пехота подразделялась на батальоны численностью в 600 солдат, а кавалерия на эскадроны численностью от 150 до 250 конников, верховным главнокомандующим армии традиционно выступал шведский монарх. Карл XII, вступивший на престол в 1697 году, несмотря на свой юный возраст, проявил себя решительным командиром, который по словам современников был «влюблён в войну». В штаб Карла XII во время битвы при Нарве входили генерал-лейтенант Карл Густав Реншильд, генералы Арвид Горн, Отто Веллинг и генерал-фельдцейхмейстер барон Юхан Шёблад.

Подготовка к сражению

Поход русской армии к Нарве

Сосредоточение русских войск у Нарвы происходило медленно. Вместе с пехотинцами к Нарве двигался обоз из 10 000 телег, который перевозил порох, свинец,пушечные ядра, бомбы, ручные гранаты и другие военные припасы. Дождливая погода затрудняла передвижение обоза, телеги увязали в грязи и ломались. Снабжение армии было плохо организовано: и солдаты, и лошади плохо питались, к концу похода от бескормицы начался падёж лошадей. При походе обмундирование солдат растрепалось и расползалось по швам.

Передовой отряд во главе с князем Иваном Трубецким прибыл к крепости через три недели после объявления войны - 9 (20) сентября. Ещё через 2 недели, 23 сентября(4 октября), прибыл отряд Ивана Бутурлина вместе с Петром I. 14 (25) октября подошёл отряд Автонома Головина и конница Бориса Шереметева. Таким образом, к началу боевых действий Петру I удалось сосредоточить у Нарвы по разным оценкам от 34 до 40 тысяч человек (21 солдатский полк, 7 стрелецких, 2 драгунских, Государев полк, полк смоленской шляхты и часть Новгородского рейтарского полка) и 195 артиллерийских орудий: 64 осадных пушки, 79 полковых, 4 гаубицы и 48 мортир. Ещё два крупных отряда не успевали к началу боевых действий под Нарвой: около 10 000 солдат под командованием Аникиты Репнина находились в Новгороде, а 11 000 малоросских казаков под командованием Ивана Обидовского заняли позиции в Пскове, Гдове и Печорском монастыре.

Осада Нарвы

Нарвскую крепость защищал шведский гарнизон под командованием полковника Горна, который насчитывал 1300 пеших и 200 конных солдат, а также 400 ополченцев. Город и крепость Нарва располагались на западном берегу реки Нарвы (тогда называвшейся Нарова ), а на восточном берегу находился укреплённыйИвангород. Обе крепости соединял укреплённый мост, позволяющий переход между Нарвой и Ивангородом даже в условиях осады, что привело к необходимости осаждать обе крепости одновременно.

Для организации осады Август II порекомендовал Петру I инженера Людвига Алларта, однако Пётр был «недоволен его медлительностью» и лично взял на себя руководство осадными работами. Осаждающие расположили вокруг Нарвы и Ивангорода артиллерийские орудия, а также построили укрепления на случай подхода дополнительных сил шведов с запада. Воспользовавшись тем, что река Нарова у Ивангорода и Нарвы делает изгиб, русские войска построили в двух верстах (ок. 2 км) к западу от Нарвы линию обороны, состоящую из двойного земляного вала. Обе оконечности вала - и северная, и южная - упирались в реку, и русская армия, занимавшая позиции у Нарвы, была защищена с запада валом, а с остальных сторон рекой. Общая протяжённость вала составляла 7 вёрст (7.5 км).

20 (31) октября русская армия начала регулярный обстрел крепости. Зарядов хватило только на две недели, а эффективность огня оказалась минимальной. Русский обстрел не нанёс крепости почти никаких повреждений. Основной причиной провала артиллерийского обстрела были проблемы планирования: большая часть артиллерии, доставленной к Нарве, была мелкокалиберной и не наносила вреда крепостным стенам. Кроме этого, и русский порох и сами орудия на поверку оказались низкокачественными, что резко снижало эффективность обстрела.

Поход основных шведских сил к Нарве

Высадка в Пярну

На момент нападения русских войск на Ингерманландию и Эстляндию шведские войска в регионе были немногочислены. Помимо гарнизона, оборонявшего Нарву, крупный шведский отряд (до 8000 солдат) под командованием Отто Веллинга находился к юго-востоку от Пернова (совр. Пярну) в Рюевеле (совр. Руйиена) и небольшие отряды находились Ревеле (совр. Таллин) и в других городах, включая Везенберг (совр. Раквере).

Неудачные действия союзников Петра I привели к быстрой капитуляции Дании, а также к тому, что Август II снял осаду Риги и отступил. Такое развитие событий позволило Карлу XII направить в Эстляндию и Ингерманландию дополнительные силы (ок. 10 000 солдат), которые высадились в Ревеле и Пернове. Карл XII также прибыл в Пернов вместе со своими войсками 5 (16) октября, то есть за месяц до основного сражения. Он принял решение дать вновь прибывшим силам продолжительный отдых, так как многие солдаты страдали морской болезнью, а сам 12 (23) октября приехал в Рюевель и отдал приказ Отто Веллингу с основными силами своего отряда выдвинуться на север к Везенбергу, где по слухам уже находились разведывательные отряды русских войск. 25 октября (5 ноября) Карл XII приехал в Ревель, где провёл встречу с местными жителями. Шведский монарх пообещал эстонцам дополнительные привилегии в составе Шведской империи и Ревель выделил для шведской армии 5000 ополченцев.

Столкновения у Пурца

Тем временем, получив известие о высадке войск Карла XII в Пернове, Пётр I 26 сентября (7 октября) выслал кавалерийский отряд Бориса Шереметева по ревельской дороге, идущей от Нарвы на запад. Расстояние от Нарвы до Ревеля (совр. Таллин)составляло около 200 вёрст, дорога проходила через болотистую местность вдоль побережья Финского залива, и на пути находились деревня Пюхайоги, крепость Пуртц и Везенберг. Небольшие отряды шведов отступили к Ревелю, и Шереметев, не встретив сопротивления, к 3 (14) октября преодолел 100 вёрст и занял позиции Везенберге. Численность отряда Шереметева по разным оценкам составляла от 5000 до 6000 кавалеристов.

25 октября (5 ноября), когда Карл XII находился в Ревеле, к Везенбергу с юга приблизился отряд генерала Веллинга, который по приказу Карла XII вышел из Рюевеля 12 (23) октября. Узнав заранее о приближении шведов, Шереметев принял решение отступить на 36 вёрст назад к крепости Пурц и рассредоточить свой отряд по нескольким деревням в болотистой местности к востоку от Пурца для охраны всех дорог, ведущих к Нарве (см. карту окрестностей Пурца). Шереметев рассположил небольшие отряды в несколько сот человек в эстонских деревнях Пуртц, Гакгоф, Вариель (Вергле), Кохтель и Иове, а сам с крупными силами встал в деревне Пованда (на месте современного эстонского города Кохтла-Ярве).

25 октября (5 ноября) авангард отряда Веллинга атаковал русское прикрытие в Пурце. Воспользовавшись беспечностью русских солдат, стоявших в Пурце, шведы одержали лёгкую победу. Вечером 26 октября (6 ноября) передовые отряды шведов атаковали русских солдат, стоящих в деревне Вариель. Русские солдаты расположились по деревенским домам, не выставив часовых, и оказались лёгкой добычей малочисленного шведского отряда. Шведы внезапно зашли в деревню, подожгли её и получили возможность перебить застигнутых врасплох русских поодиночке. Несколько русских кавалеристов сумело убежать в Пованду и сообщить Шереметеву о произошедшем. Шереметев в свою очередь немедленно выслал на помощь крупный отряд, состоящий из 21 кавалерийского эскадрона, которому удалось окружить шведов у Вариеле. Шведы с боем и потерями вышли из окружения, однако два шведских офицера попали в русский плен. Эти два офицера, выполняя инструкцию Карла XII, дали ложные сведения о численности шведской армии, наступающей на Нарву, называя многократно завышенные цифры в 30 000 и 50 000 шведских солдат.

Несмотря на достигнутый успех, Шереметев принял решение не закрепляться в Пурце, а наоборот, отступить ещё 33 версты назад к деревне Пюхайоги. Шереметев с опаской относился к решительным и неожиданным атакам шведов, видел неповоротливость своей конницы в болотистой местности, осознал опасность, которую таила шведская тактика поджога селений, и, главное, опасался того, что шведы могли обойти его отряд и отрезать его от основных русских сил у Нарвы. Оправдываясь перед Петром I в связи со своим очередным отступлением, Шереметев писал:

Пётр приказал Шереметеву удерживать позиции у Пихайоги.

Подход к Нарве

Несмотря на то, что численность шведских войск в регионе была значительно ниже численности русских войск, Карл XII не стал сосредотачивать все свои силы для сражения под Нарвой, потому что видел возможную опасность на юге Эстляндии. В Новгороде находились около 10 000 русских солдат под командованием Аникиты Репнина и 11 000 украинских казаков под командованием Ивана Обидовского, а кроме этого сохранялась возможность новых действий со стороны Августа II, который, сняв осаду Риги, мог присоединиться к русским у Пскова и оттуда развивать наступление на Дерпт. Руководствуясь этими соображениями, Карл XII несколько тысяч регулярных солдат и ополченцев оставил в Ревеле, а на юг к Пскову отправил тысячный отряд под командованием генерала Вольмара Шлиппенбаха, который 26 октября(6 ноября) нанёс псковским ополченцам тяжёлое поражение у Ильменского озера. В этом сражении из 1500 армии погибло более 800 русских солдат, Шлиппенбах также захватил десяток русских кораблей и знамя Псковской губернии.

Узнав о результатах столкновений у Пуртца, 4 (15) ноября Карл XII принимает решение выдвинуться с относительно небольшим отрядом в 4000-5000 солдат кВезенбергу где соединиться с отрядом генерала Веллинга. 12 (24) ноября, едва прибыв в Везенберг, шведский король вопреки советам части своих генералов принимает решение о совместном марше к Нарве. Карл XII, который всегда был склонен недооценивать роль артиллерии, принимает неожиданное решение оставить свойобоз в Везенберге и выйти в поход налегке.

Тем временем Шереметев, занявший оборонительную позицию у деревни Пюхайоги, допустил серьёзную тактическую ошибку. Не ожидая такого скорого прибытия шведов и столкнувшись с серьёзными трудностями со снабжением своего отряда, Шереметев разослал большую часть своего отряда по окрестным деревням дляфуража. Шереметев оставил на ключевой оборонительной позиции у Пюхайоги только 600 кавалеристов, а остальные солдаты, разбившись на небольшие отряды, разъехались для поиска кормов, причём большинство из этих отрядов находились к западу от деревни Пюхайоги на пути следования шведской армии. Проблему усугубило то обстоятельство, что Шереметев не имел каких-либо разведывательных данных и не знал ни точного местонахождения шведского отряда, ни его численности. С другой стороны, Карл XII регулярно посылал вперед разведчиков и узнал о невыгодном положении русской конницы. Шведский король разделил свой отряд на две части, направив их на Пюхайоги по двум параллельным дорогам. В каждом случае шведы за счёт внезапности и организованности обращали в паническое бегство небольшие русские конные отряды и крупными силами подошли к главному оборонительному рубежу Шереметева в тот момент, когда он не в состоянии был оказать крупному шведскому отряду достойного сопротивления. В результате 16 (27) ноября Шереметев был вынужден быстро и неорганизованно отступить к Нарве, чем «возбудил сильный гнев Царя».

Основное сражение

Отъезд Петра

17 (28) ноября бежавший от Пюхайоги отряд Шереметева принёс Петру I новости о наступлении шведов. В связи с тем, что Шереметев не производил разведку, а также в связи с тем, что он ни разу не вступил с основным шведским отрядом в организованное сражение, достоверных данных о численности шведского войска у русских не было, зато были ложные показания шведских пленных о якобы 50 000 шведах, приближающихся к Нарве. Узнав о подходе шведов к Нарве, Пётр I 18 (29) ноября в сопровождении генерал-фельдмаршала Ф. А. Головина уезжает в Новгород, оставив командование генерал-фельдмаршалу герцогу де Круа. Таким образом основное сражение, произошедшее на следующий день, было проведено в отсутствие царя. По воспоминаниям барона Алларта, де Круа сопротивлялся этому назначению, но переубедить Петра не сумел.

После своей решительной победы в основном сражении шведы распространили версию о том, что Пётр I сбежал из трусости. В Швеции была также выпущена медаль с изображением плачущего Петра, бегущего от Нарвы. Эту же версию в популярной печати повторяют некоторые российские историки-публицисты, включаяА. М. Буровского и И. Л. Солоневича. Тем не менее в современной научной литературе по истории такая версия отвергается. Историки указывают, что и в предыдущих сражениях, например при походах на Азов, и в последующих сражениях Северной войны Пётр I никогда не проявлял малодушия, поэтому причины отъезда Петра следует искать в другом.

Сам Пётр I объяснил свой отъезд необходимостью пополнить резервы, обозы и встретиться с королём Августом II:

В исторической литературе высказываются такие предположения, почему Пётр I решился оставить армию. Во-первых, русское командование, вероятно, не ожидало от Карла XII настолько решительных действий и рассчитывало, что шведская армия после прибытия под Нарву перед битвой потратит время на отдых и на укрепление своих позиций. Поэтому Пётр мог считать, что у него есть достаточно времени перед основным сражением. Во-вторых, Пётр I, с одной стороны, мог поверить слухам о большой численности шведской армии и настаивать на том, чтобы Август II немедленно возобновил боевые действия, чтобы ослабить натиск Карла на Россию. С другой стороны, Пётр I, наоборот, мог серьёзно недооценивать противника, не сомневаться в исходе сражения под Нарвой в свою пользу и уже планировать следующие шаги по окружению шведских войск в районе Нарвы с помощью отрядов Репнина, Обидовского и войск Августа II.

Расположение войск

Расстановка русских войск

Русские войска заранее построили укрепления, защищающие свои позиции с запада. На левом берегу реки Наровы был возведен двойной земляной вал, концы которого упирались в реку. Расстояние между линиями вала составляло на правом фланге 600 сажен, в центре 120 сажен, а на левом фланге 41-50 сажен. Узость пространства между валами - всего 80 м на левом фланге, которое ещё было застроено бараками для солдат, лишало армию манёвренности.

Войска были разбиты на три группы: на правом фланге стояли войска Головина, численностью около 14 тысяч человек; в центре на горе Германсберг - отряд князя Трубецкого в 6 тысяч человек; на левом фланге дивизия генерала Адама Вейде в 3 тысяч человек; левее отряда Вейде, упираясь в берег реки - конница Шереметева в 5 тысяч человек. 22 пушки и 17 мортир были расположены вдоль валов, а вся остальная артиллерия была расположена на позициях у Ивангорода. Штаб армии находился на крайнем правом фланге, на острове Кампергольм.

Узнав о приближении шведов, герцог де Круа приказал привести войска в боевую готовность и поставить их в одну линию между валами, растянув войска в тонкую линию на протяжении 7 верст и не оставив резерва.

Расстановка шведских войск

Шведская армия вышла к позициям русской армии в 10 часов утра 30 ноября 1700 года. Армия короля Карла XII в количестве около 9 тысяч человек, построилась в две линии. На правом фланге в 1-ой линии встали отряды генерала Веллинга, во 2-й линии кавалерия Вахтмейстера. В центре, в 1-ой линии отряды генерал-майора Поссе, во 2-й генерал-майора Майделя. Артиллерия барона Шёблада была выставлена перед центром. На левом фланге расположились отряды генерал-лейтенанта Реншильда и генерал-майора Горна в первой линии; за ними, во второй линии, отряды генерал-майора Ребинга. В промежутке между линиями были поставлены на правом фланге гвардейские гренадеры, а на левом - деликарлийцы. Сам король Карл находился перед центром.

Атака шведов

Ночью 30 ноября 1700 года армия Карла XII, соблюдая полную тишину выступила к русским позициям. В 10 часов утра русские увидели шведские войска, которые «при звуках труб и литавр, двумя пушечными выстрелами предложили сражение» . Герцог де Круа срочно созвал военный совет. На совете Шереметев, указывая на растянутость позиций армии, предложил оставить часть войск для блокады города, а остальную армию вывести на поле и дать сражение. Это предложение было отвергнуто герцогом, который заявил, что армия не сможет противостоять шведам в поле. На совете было принято решение оставаться на месте, что передавало инициативу в руки шведского короля.

В отличие от русского командования, которое считало, что ему противостоит 30-тысячная шведская армия, король Карл прекрасно знал численность и расположение войск противника. Зная, что наиболее сильно укреплён центр русской армии, король решил сосредоточить атаки на флангах, прижать русских к крепости и сбросить их в реку. Король лично командовал войском. В центре на холме Германенсберг расположилась шведская артиллерия под командой генерал-фельдцейхмейстера барона Юхана Шёблада. Правым флангом командовал Карл Густав Реншильд (три колонны по 10 батальонов), левым - Отто Веллинг (11 батальонов пехоты и 24 эскадрона кавалерии). Впереди колонн шли по 500 гренадеров с фашинами.

Бой начался в 2 часа дня. Благодаря сильному снегопаду (видимость не более 20 шагов) и ветру в лицо противника шведам удалось провести неожиданную атаку, подойдя вплотную к позициям русских. Первый удар был произведён двумя глубокими клинами. Русские войска стояли в одну линию протяжённостью почти 6 километров и несмотря на многократное преимущество, линия обороны была очень слабой. Через полчаса прорыв был в трёх местах. Гренадеры забросали рвы фашинами и взошли на вал. Благодаря быстроте, натиску и слаженности, шведы ворвались в русский лагерь. В русских полках началась паника. Конница Шереметева обратилась в бегство и попыталась перейти реку Нарову вброд. Сам Шереметев спасся, но около 1000 человек утонуло в реке. Панику усилили крики «Немцы - изменники!» , в результате чего солдаты бросились избивать офицеров-иностранцев. Пехота попыталась отступить по понтонному мосту у острова Кампергольм, но мост не выдержал большого скопления людей и рухнул, люди начали тонуть.

Главнокомандующий герцог де Круа и ряд других иностранных офицеров, спасаясь от избиения собственными солдатами, сдались шведам. В то же время на правом фланге Преображенский, Семёновский и Лефортовский полки с примкнувшими к ним солдатами из дивизии Головина, огородившись возами и рогатками, оказали ожесточённое сопротивление шведским войскам. На левом фланге дивизия Вейде также отбивала все атаки шведов, шведская колонна генерала Реншильда была расстроена огнём русских гвардейцев. Король Карл сам явился на поле боя, но даже его присутствие, укрепившее боевой дух солдат, не смогло помочь шведам. Бой прекратился с наступлением темноты.

Ночь привела к усугублению беспорядка как в русских, так и в шведских войсках. Часть шведской пехоты, ворвавшись в русский лагерь разграбила обоз и перепилась. Два шведских батальона в темноте приняли друг друга за русских и завязали между собой бой. Русские войска, несмотря на то, что часть войск сохранила порядок, страдали от отсутствия руководства. Связь между правым и левым флангами отсутствовала.

Капитуляция русской армии

Утром следующего дня, оставшийся генералитет - князь Яков Долгоруков, Автоном Головин, Иван Бутурлин и генерал-фельдцейхмейстер царевич Александр Имеретинский решили начать переговоры о капитуляции. Так же поступил и генерал Вейде. Князь Долгоруков договорился о свободном проходе войск на правый берег с оружием и знамёнами, но без артиллерии и обоза. Дивизия Вейде капитулировала только утром 2 декабря после второго приказа князя Долгорукова на условиях свободного прохода без оружия и знамён. Всю ночь с 1 на 2 декабря шведские саперы совместно с русскими наводили переправы. Утром 2 декабря русские войска покинули шведский берег Наровы.

В качестве добычи шведы получили 20 000 мушкетов и царскую казну в 32 000 рублей, а также 210 знамён. Шведы потеряли убитыми 677 человек и около 1250 были ранены. Потери русской армии составили около 7 тысяч человек убитыми, утонувшими и ранеными, включая дезертиров и погибших от голода и холод.

В нарушение условий капитуляции в плену у шведов остались 700 человек, из них 10 генералов, 10 полковников, 6 подполковников, 7 майоров, 14 капитанов, 7 поручиков, 4 прапорщика, 4 сержанта, 9 фейерверкеров и бомбардир и др.

Итоги

Русская армия потерпела тяжёлое поражение: было потеряно значительное количество артиллерии, понесены тяжёлые людские потери, сильно пострадал командный состав. В Европе русскую армию на несколько лет перестали воспринимать как серьёзную силу, а Карл XII получил славу великого полководца. С другой стороны, эта тактическая победа посеяла семя будущего поражения Швеции - Карл XII поверил, что разбил русских надолго и сильно недооценивал их вплоть до Полтавы. Пётр I, напротив, после поражения под Нарвой, осознал необходимость военных реформ и сделал упор на подготовку национальных командных кадров.

По итогам сражения Пётр I, делая выводы, писал:

Итак, над нашим войском шведы викторию получили, что есть бесспорно. Но надлежит разуметь, над каким войском оную получили. Ибо один только старый Лефортовский полк был, да два полка гвардии были только у Азова , а полевых боёв, паче же с регулярными войсками, никогда не видели: прочие же полки, кроме некоторых полковников, как офицеры, так и рядовые сами были рекруты . К тому ж за поздним временем и за великими грязями провианта доставить не могли, и единым словом сказать, казалось все то дело яко младенческое играние было, а искусства - ниже вида. То какое удивление такому старому, обученному и практикованному войску над такими неискусными сыскать викторию?

Поражение под Нарвой сильно ухудшило как военное, так и внешнеполитическое положение России. Неоднократные попытки Петра при посредничестве австрийских ифранцузских дипломатов заключить мир с Карлом остались без ответа. Это привело к установлению более тесных русско-саксонских отношений. Армия короля Августа, хоть и отступила за Западную Двину, но всё ещё представляла из себя значительную силу. 27 февраля 1701 года в Биржах состоялась встреча русского и саксонского монархов. Переговоры закончились заключением Биржайского договора, определявшего условия совместных действий сторон против Швеции. 11 марта 1701 года на военном совете русские и саксонцы составили детальный план военных действий.

Память о битве

Памятник русским воинам на бастионе Victoria

В 1900 году к 200-летию первого сражения под Нарвой по инициативе Преображенского, Семеновского полков и 1-ой батареи лейб-гвардии 1-ой артиллерийской бригады около деревни Вепскюль, был сооружен памятник павшим русским воинам. Памятник представляет собой гранитную скалу с крестом, установленную на усеченной земляной пирамиде. Надпись на памятнике гласит: «Героям-предкам, павшим в бою 19 N0 1700. Л.-гв. преображенский, л.-гв. семеновский полки, 1-ая батарея л.-гв. 1-ой артиллерийской бригады. 19 ноября 1900».

Первый шведский памятник битве был открыт в Нарве в 1936 году и исчез бесследно после Второй мировой войны. Новый открыт в октябре 2000 министром иностранных дел Леной Хельм Уоллен. Средства собирал Шведский институт. На граните выбито: MDCC (1700) и Svecia Memor (Швеция помнит).

19.11.1700 (2.12). - Битва под Нарвой; поражение русских войск от шведской армии короля Карла ХII

Россия приняла участие в для возвращения выхода к Балтийскому морю, утраченного в 1617 г. по , захватившей исконно русские земли от Ивангорода до Ладожского озера. Швеция в то время была господствующей державой в северной Европе и начала войну рядом побед над саксонцами и датчанами. Россия входила в состав антишведской коалиции и была обязана начать военные действия. решил прежде всего отвоевать у шведов Нарву и Ивангород.

Первым крупным сражением между русскими и шведами стала Нарвская битва 19 ноября 1700 г. В сентябре 35-тысячная русская армия под командованием Царя осадила Нарву – сильную шведскую крепость на берегу Финского залива. Поначалу крепость имела гарнизон около 2 тысяч человек, и ее можно было взять, однако в ноябре на помощь к ним была направлена шведская армия в составе 10 тысяч во главе с королем Карлом XII. Шведы высадилась в районе Ревеля и Пернова (Пярну). Но и после этого русские почти втрое превосходили шведов. Однако русские части были лишь недавно сформированы и недостаточно подготовлены к сражению. Осаждающие были растянуты в тонкую линию длиной почти в 7 км без резервов.

Высланная навстречу шведам русская разведка занизила численность неприятеля. Не предполагая скорого шведского наступления, Петр 18 ноября оставил во главе русских войск герцога де Кроа и уехал в Новгород для ускорения доставки подкреплений. Ранним утром следующего дня шведская армия под прикрытием метели и тумана неожиданно атаковала русские позиции. Карл создал две ударные группы, одной из которых удалось прорваться в центре. Отсутствие Царя ослабило дисциплину. Многие иностранные офицеры русской армии во главе с командующим де Кроа перешли на сторону шведов. Измена командования и плохая выучка привели к панике в русских частях. Они начали беспорядочный отход к своему правому флангу, где находился мост через реку Нарва. Под тяжестью людских масс мост рухнул. На левом фланге конница под командованием воеводы Шереметева, увидев бегство других частей, поддалась общей панике и бросилась через реку вплавь.

Тем не менее, нашлись стойкие русские части, благодаря которым Нарвская битва не превратилась в побоище. В критический момент, когда казалось, что все потеряно, в бой за мост вступили гвардейские полки – Семеновский и Преображенский. Они отразили натиск шведов и прекратили панику. Постепенно к семеновцам и преображенцам присоединились остатки разбитых подразделений. Бой у моста продолжался несколько часов. Карл XII сам водил войска в атаку против русских гвардейцев, но безрезультатно. На левом фланге русских стойко отбивалась и дивизия А.А. Вейде. В результате мужественного сопротивления этих частей русские продержались до ночи, и в темноте бой стих.

Начались переговоры. Русская армия проиграла сражение, находилась в тяжелом положении, но не была разгромлена. Карл, лично испытавший стойкость русской гвардии, видимо, не был до конца уверен в успехе нового боя и пошел на перемирие. Стороны заключили соглашение, по которому русские войска получали право свободного пропуска домой. Однако шведы нарушили соглашение: после того как гварейские полки и дивизия А.И. Головина переправились через Нарву, шведы разоружили дивизии Вейде и И. Ю. Трубецкого, взяв в плен офицеров. Русские потеряли в Нарвском сражении до 8 тыс. человек, в том числе почти весь высший офицерский состав. Потери шведов составили около 3 тыс. человек.

После Нарвы Карл XII не стал начинать зимнюю кампанию против России. Он счел, что русские уже практически побеждены. Шведская армия выступила против польского короля Августа II, в котором Карл XII видел более опасного противника. Стратегически Карл XII действовал вполне разумно. Однако он не учел одного – огромной энергии Петра I. Разгром под Нарвой не обескуражил его, а напротив, побудил к взятию реванша. «Когда сие несчастие получили, – писал он, – тогда неволя леность отогнала, и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила».

На момент вхождения русских войск в Ингрию и Эстляндию шведских войск в регионе было немного. Помимо 2 тыс. гарнизона, оборонявшего Нарву, был шведский корпус - до 8 тыс. солдат, под командованием генерал-губернатора Ингерманландии, графа Отто Веллинга, который располагался к юго-востоку от Пернова (Пярну). Кроме того, небольшие гарнизоны были в городах и крепостях. В прямое сражение эти силы вступить с русской армией не могли.

Карл XII направил в Эстляндию и Ингерию дополнительные силы (около 10 тыс. солдат), которые высадились в Ревеле и Пернове. Сам шведский король также прибыл в Пернов вместе со своими войсками 5 (16) октября. Он дал своим силам довольно продолжительный отдых. 12 (23) октября Карл приехал в Ревель и отдал приказ Отто Веллингу с основными силами своего корпуса выдвинуться на север к Везенбергу. 25 октября (5 ноября) Карл XII приехал в Ревель, где провёл встречу с местным населением, он обещал людям дополнительные привилегии в составе Шведской империи.


Столкновение у Пурца (Пуртца)

Пётр I, получив известие о высадке шведских войск в Пернове, 26 сентября (7 октября) отправил 5-тысячный кавалерийский отряд Бориса Шереметьева по ревельской дороге. Расстояние от Нарвы до Ревеля было около 200 вёрст, дорога шла через болотистую местность вдоль побережья Финского залива, и на пути находились деревня Пюхайоги, укрепление Пурц и Везенберг. Небольшие соединения шведов отступили к Ревелю. Отряд Шереметьева, не встречая сопротивления, к 3 (14) октября прошёл 100 вёрст и занял позиции Везенберге.

25 октября (5 ноября) к Везенбергу с юга подошёл отряд генерала Веллинга. Узнав о приближении шведских войск, Шереметьев принял решение отойти на 36 вёрст назад к укреплению Пурц и рассредоточил свой отряд по нескольким населённым пунктам в болотистой местности к востоку от Пурца, чтобы перекрыть все дороги, ведущие к Нарве. А сам граф с основными силами остановился в деревне Пованда.

Шведы, воспользовавшись беспечностью русских солдат, которые не выставили охранение, 25 октября (5 ноября) отбили Пурц, а 26 октября (6 ноября) деревню Вариель. Шереметьев, узнав об этом, выслал крупный отряд, шведы в Вариеле были окружены, но с боем вырвались и отступили. Пленные шведы сообщили ложную информацию о приближении большой шведской армии (30-50 тыс. человек).

Граф Борис Петрович Шереметев станет одним из лучших полководцев Северной войны, но одной из его черт была большая осторожность. Он принимает решение не держать рубеж Пурца и отойти ещё на 33 версты назад к деревне Пюхайоги. Шереметев вполне разумно считал, что его коннице будет трудно сдержать натиск шведских сил в болотистой и лесистой местности.

Окрестности Везенберга и путь отступления Бориса Шереметева.


Укрепление Пуртц.

Дальнейшие действия сторон

Первоначально Карл не стал сосредотачивать все свои силы для сражения с русской армией под Нарвой, т. к. видел опасность на юге Эстляндии. В Новгородской земле находилась дивизия под командованием Аникиты Репнина и отряд казаков Ивана Обидовского. Кроме того, сохранялась вероятность новых действий со стороны саксонского курфюрста Августа II, который, хотя и снял осаду с Риги, но мог присоединиться к русским силам у Пскова и ударить в дерптском направлении. Карл XII оставил несколько тысяч регулярных солдат и ополченцев для обороны Ревеля, а для действий на южном направлении выделил тысячный полк рейтар под командованием генерала Вольмара Антона фон Шлиппенбаха. 26 октября (6 ноября) рейтары Шлиппенбаха разгромили 1,5 тыс. отряд псковских ополченцев у Ильменского озера. В этой схватке было убито более восьми сотен русских ополченцев, к тому же солдаты Шлиппенбаха захватили десяток русских судов и знамя Псковской губернии.

Карл, узнав о результатах столкновений у Пурца, принимает решение двигаться с относительно небольшим отрядом в 4-5 тыс. солдат к Везенбергу. Там его отряд соединился с силами генерала Веллинга. 12 (24) ноября шведский король, вопреки советам части своего генералитета, принял решение о марше к Нарве.

Шереметьев не учёл своих прежних ошибок – разведка была плохо организована и приближение шведских сил фактически проморгали. К тому же большая часть его сил была занята поиском провианта и фуража. В ключевом пункте его обороны было всего 600 человек. Карл же разведкой не пренебрегал и знал о положении русских сил. Шведское войско шло двумя параллельными дорогами, сбивая за счёт внезапности и организованности небольшие русские кавалерийские отряды. В результате 16 (27) ноября Шереметьев не смог организовать сопротивление на рубеже деревни Пюхайоги и отступил, вызвав гнев Петра.

Отъезд Петра, планы русского и шведского командования

Пётр, оценив обстановку, 18 (29) ноября уехал в Новгород, оставив командование фельдмаршалу де Круа (хотя тот отказывался от такой чести). После своей победы в Нарвском сражении шведы распространили версию о том, что русский царь сбежал из-за трусости. В Швеции даже выпустили медаль с изображением плачущего Петра, бегущего от крепости, надпись на ней представляла собой цитату из Библии: «Исшед вон, плакася горько». Эту же гипотезу затем повторили некоторые российские историки. Но, судя по всему, это ошибочное мнение. Более серьёзные исторические исследования не поддерживают его. Биография Петра говорит о его личной храбрости, этот человек не боялся трудностей, не раз оказывался в гуще сражения, ставил на кон свою жизнь. Видимо, можно говорить о недооценке Петром решительности Карла и возможностей шведской армии. Царь, получив сведения о малочисленности шведского войска, не предполагал, что Карл решится атаковать русский укрепленный лагерь, где располагалась более многочисленная русская армия, до подхода подкреплений. Поэтому, это время царь решил использовать, ускорив прибытие дополнительных сил, доставку боеприпасов и продовольствия, для переговоров с польским королём о взаимодействии сил для удара по шведской армии.

Генералы, получив от Шереметьева сообщение о приближении шведской армии, не знали, на что решиться. На военном совете Шереметьев предложил выйти из укреплений и самим напасть на шведов, но большинство генералов решило придерживаться оборонительной тактики, воспользовавшись наличием укреплённых позиций.

Дерзкая решимость шведского короля опрокинула расчеты Петра: «Шведам ли бояться московских мужиков?» сказал Карл и 19 ноября повёл войска в атаку. Служба охранения русского лагеря была поставлена так плохо, что шведы легко произвели рекогносцировку позиций. Карл выбрал традиционную для шведской армии тактику: основными силами ударить в центр русских позиций, прорвать их, а затем уничтожить по отдельности оба крыла.

Выполнение плана облегчал тот факт, что русские позиции были плохо готовы к обороне. Русские войска были очень неудачно расположены, защищать укрепления было сложно, т. к. не было глубины построения (все силы располагались в одну линию) и резервов, которые можно было легко перебрасывать на угрожаемый участок. Не было возможности маневрировать своими превосходящими силами, оказывать друг другу взаимную поддержку. Кроме того, в тылу располагалась вражеская крепость, за которой надо было присматривать. Связь с другим берегом можно было осуществить только через один плавучий мост на правом фланге обороны.

Левый фланг обороняла дивизия Вейде и конница Шереметьева, в центре, занимая часть высоты Германсберг, соединения князя Трубецкого, на правом фланге дивизия Головина, в том числе и Семёновский, Преображенский, Лефортовский полки. Штаб русской армии находился на крайнем правом фланге, на острове Кампергольм. Общая численность русских сил оценивается в 34-40 тыс. человек, включая иррегулярные войска. 22 пушки и 17 мортир были поставлены вдоль валов, остальная артиллерия располагалась у Ивангорода.

Шведская армия насчитывала до 12 тысяч штыков и сабель (21 батальон пехоты, 46 эскадронов кавалерии и 37 орудий).

Сражение

Ночью 19 (30) ноября 1700 года шведская армия скрытно, лесными тропами, подошла к центру расположения русской армии, причём, откуда их не ждали. После отдыха, около 13 часов дня шведы пошли в наступление. Атаковали они двумя группами: колонна Веллинга (11 батальонов и 22 эскадрона) пошла правее высоты Германсберг, другая, Реншильда (10 батальонов, 12 эскадронов, 21 орудие), левее этой возвышенности. Перед колоннами шли ударные пятисотенные отряды гренадёр с фашинами (связка прутьев, пучок хвороста), для того чтобы забросать ров. На гребне высоты установили батарею под командованием барона Шёблада из 16 орудий, она открыла огонь по центру русских позиций. В резерве осталось 12 эскадронов.

Погода благоприятствовала шведскому королю, сильный ветер с густым снегом бил в глаза русским солдатам (видимость была не более 20 метров). Русские соединения успели стать в ружье, но валы были защищены только редкой цепью стрелков, которые обороняли фронт в 6 вёрст. Схватка началась в 2 часа. Шведы смогли использовать фактор внезапности, забросали ров фашинами, взобрались на вал, и уже через полчаса оборона в центре была прорвана в двух местах. Сначала отступили части Трубецкого, а за ними и левый фланг Вейде и правый Головина. Армия оказалась разрезанной на две части, артиллерия была потеряна, одну стали теснить к югу, другую к северу. Началась неразбериха, многие посчитали, что иностранные офицеры предали их, солдаты с криком: «Немцы изменили нам!», попытались убить их. Иностранные генералы и офицеры, спасая свои жизни, сдались шведам в полном составе. Поместная конница Шереметьева пыталась отступить за реку Нарову вброд. Сам Шереметьев удачно перебрался на другой берег, но около 1 тыс. человек утонуло в ледяной реке.

Но сражение ещё не было проиграно. Шведская армия овладела Германсбергом, центром и ключом русской обороны, и стала теснить во фланги оба крыла русской армии. Главные усилия шведское командование сосредоточило против «северной группировки», разделённой русской армии. Первоначально опрокинутые силы Трубецкого и Головина в беспорядке побежали к мосту, он не выдержал давки и рухнул. Отступать было некуда, расстроенные силы Головина стали выстраиваться вместе с Преображенским, Лефортовским и Семеновским полками, которые не поддались всеобщей панике и заняли предмостное укрепление – «вагенбург» (или гуляй-город, передвижное полевое укрепление в XV−XVIII веках). Гвардейцы Петра и соединения Головина отбили все атаки сил Реншильда. Шведский король, приказал Веллингу выделить несколько батальонов в подкрепление Реншильду, да и сам выдвинулся с отборными войсками на помощь. Карл лично повёл в атаку шведские войска, но бывшие «потешные» выдержали удар и не уступили ни шага шведам. Карл сказал в восхищении: «Каковы мужики!» Шведы понесли здесь значительные потери.

Командир «южной группировки» Вейде смог собрать расстроенные в начале сражения части, остановил наступление колонны Веллинга и даже потеснил шведов. Но так как поместная конница сбежала и не могла поддержать его контрудар, большего сделать не смог. Ночь остановила сражение.

Сложилась патовая ситуация. Карл разрезал русскую армию, разгромил её центр, русские потеряли артиллерию, на сторону шведов перешли все иностранные офицеры, верховное командование в лице де Круа. Но ни один русский полк не сложил , каждая из двух русских группировок была по численности равна шведской армии. Невозможность отступления могла породить у русских отчаянную решимость атаковать врага, а одновременный удар русских сил с двух сторон, мог привести к победе русской армии. Часть шведских пехотинцев, захватив в русском лагере обоз, разграбила его и перепилась. Произошёл и случай «дружественного огня», характерный для западных армий - два шведских батальона в темноте приняли друг друга за русских и начали между собой бой.

Главной проблемой русских сил было отсутствие внятного командования и связи между собой. Оставшиеся русские командиры, имея точные сведения об обстановке, вполне могли переломить исход сражения в свою пользу.


Картина А. Е. Коцебу «Битва при Нарве».

Переговоры

Русские генералы - князь Яков Долгоруков, Автомон Головин, Иван Бутурлин, генерал-фельдцейхмейстер царевич Александр Имеретинский, Адам Вейде, не имея точных сведений об обстановке, решили начать переговоры. Карл, понимая всю шаткость своего положения, охотно пошёл навстречу их инициативе.

В ходе начавшихся переговоров было достигнуто соглашение, по которому русские войска могли почётно отступить на другой берег реки, оставив себе оружие и знамена, шведы получали артиллерию и обоз. Ночь с 19 на 20 ноября (с 1 на 2 декабря) 1700 года русские и шведские саперы восстанавливали переправу. Утром 2 декабря части «северной группировки» стали переправляться на другой берег. Части дивизии Головина с Преображенским, Семеновским, Лефортовским полками беспрепятственно перешли реку. Но затем Карл нарушил соглашение: шведы потребовали соединениям дивизии Вейде сложить оружие и знамена, кроме того, в плен были взято русское командование и офицеры. Солдаты дивизии Вейде были вынуждены отдать оружие и знамена и с «великой бранью», понося шведов и командование, прошли через мост.

Причины поражения

Плохая организация разведки и действий поместной конницы. Более успешные действия конницы Шереметьева против генерала Веллинга могли оттянуть время похода Карла до весны-лета 1701 года, более удобного времени для военных действий.

Предвоенная реорганизация русской армии временно ослабила её, новые стандарты ещё не закрепились, а старые механизмы были сломаны. В идеале Петру и его командирам нужно было несколько лет боевых действий с несильным противником, чтобы закрепить положительные начала, отбросить ошибочные. А русская армия практически сразу столкнулась с первоклассной, «непобедимой» армией Шведской империи. Экзамен был очень жёстким. Надо сказать, несмотря на общее поражение, русские солдаты и часть командиров показали себя с лучшей стороны, выстояв под ударами закалённых солдат Карла.

Плохая организация обороны. Место для сражения было крайне неудачным: войска были зажаты между двумя линиями валов, не могли маневрировать, выстроить более глубокую оборону, оказывать друг другу помощь, перебрасывать резервы, в тылу была сильная вражеская крепость.

Умелое использование шведским командованием слабых мест русской обороны – шведам удалось ударить в стык русских дивизий, расчленить русскую армию на две части.

Итоги

Русская армия потеряла 7 тыс. убитыми, утонувшими, дезертировавшими. Шведы, нарушив договорённости, взяли в плен 700 человек, в том числе 10 генералов, 56 офицеров (включая А. Вейде, А. Имеретинского, И. Бутурлина, Я. Долгорукого – их держали в плену до 1710 года, И. Трубецкого, А. Головина – обменяли на графа Реншильда только в конце 1718 года и т. д.). Шведы захватили 195 орудий, 20 тыс. мушкетов, 210 знамён, царскую казну в 32 тыс. рублей.

Шведские потери составили 2 тыс. человек убитыми и ранеными.

Это было тяжёлое поражение русской армии: понесены тяжёлые людские потери, войско было фактически обезглавлено сдачей иностранных офицеров и предательским пленением наиболее талантливых русских командиров, было потеряно значительное количество артиллерии. В Западной Европе после Нарвского сражения русскую армию на несколько лет перестали воспринимать как серьёзную силу. Европейская печать горячо поддержала эту идею, иностранные дипломаты смеялись над русскими посланниками. Пошли даже слухи о новых тяжёлых поражениях России и захвате власти царевной Софьей. Нарвское поражение считали в Европе непоправимой катастрофой.

Шведский король получил славу великого полководца. Но, с другой стороны, эта победа посеяла семена будущего поражения Шведской империи - Карл поверил, что разбил русские вооружённые силы надолго и не стал развивать свой успех, решив сосредоточиться на саксонцах. Сыграл свою роль и такой личностный фактор, как ненависть Карла к саксонскому правителю, шведский король считал его инициатором антишведского союза, главным заговорщиком, которого надо сильно наказать. «Поведение его так позорно и гнусно, - отзывался Карл об Августе, - что заслуживает мщения от бога и презрения всех благомыслящих людей». Он сильно недооценивал русскую армию вплоть до Полтавской битвы. Карл не пошёл и на мир, хотя Пётр, при посредничестве австрийских и французских дипломатов, был готов к переговорам. Русский царь, напротив, после сокрушительного поражения, развил бурную деятельность, провёл работу над ошибками, сделал упор на подготовку русских офицерских кадров.

Возникла серьёзная опасность вторжения шведской армии, во внутренние области России в 1701 году. Русскому царю пришлось спешно укреплять северо-западные рубежи державы, оставшимся в его распоряжении войскам под страхом смерти было запрещено отступать с рубежа обороны Псков – Новгород - Архангельск. Начинается возведение новых укреплений и ремонт старых, мобилизация для работ населения.

Сражением у Нарвы закончилась кампания 1700 года. Она была неудачной для союзников. Шведские войска добились крупных стратегических успехов: Дания была выведена из войны, саксонцы сняли осаду с Риги и отступили, русская армия была разгромлена у Нарвы.


Памятник русским воинам. В 1900 году к 200-летию первого сражения под Нарвой по инициативе Преображенского, Семеновского полков и 1-ой батареи лейб-гвардии 1-ой артиллерийской бригады около деревни Вепскюль, был сооружен памятник павшим русским воинам.

Приложение. Оценка сражения Петром.

«Шведы под Нарвою над нашим войском викторию (победу) получили, что есть бесспорно; но надлежит разуметь, над каким войском оную получили: только один старый Лефортов полк был, а два полка гвардии (Преображенский и Семеновский) были только в двух атаках у Азова, и те полевых боев, а наипаче с регулярными войсками, никогда не видывали. Прочие же полки, как офицеры, так и рядовые, самые были рекруты; да и к тому же за поздним временем великий голод был, понеже за великими грязьми провианта привозить было невозможно. Единым словом сказать можно: все то дело яко младенческое играние было, а искусство - ниже вида. Какое же удивление старому, обученному, практикованному войску над такими неискусными сыскать викторию? Правда, сия победа в то время зело печальна была и чувствительна, яко отчаянная всякие впредь надежды. Но когда о том подумать, то... ежели бы нам тогда над шведами виктория досталась, бывшим в таком неискусстве во всех делах, как воинских, так и политических, то в какую беду после оные счастье нас низринуть могло поздне, как шведов, уже давно во всем обученных и славных в Европе (которых французы немецким бичом называли), под Полтавой так жестоко низринула, что всю их максиму (величие) низом кверху обратило. Но когда мы сие несчастие (или, лучше сказать, великое счастье) под Нарвой получили, то неволя леность отогнала и к трудолюбию и к искусству день и ночь прилежать принудила, и войну вести уже с опасением и искусством велела».

Ctrl Enter

Заметили ошЫ бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 августа 1700 г. Петр выступил из Москвы к Нарве с пятью полками «нового строя», всего восемь тысяч человек. Через два дня туда двинулись и основные силы русских войск. 23 сентября русские осадили Нарву. По разным сведениям, число осаждавших было между 35 и 40 тысячами человек.

Гарнизон крепости Нарва был невелик – 300 пехотинцев и 150 кавалеристов, к которым присоединилось 800 вооруженных ополченцев (крестьян и горожан). По журналу же Петра Великого гарнизон состоял из 1300 пехотинцев, 200 кавалеристов и 400 мещан, то есть ополченцев. Дореволюционные русские историки не имели сведений об артиллерии Нарвы, и лишь отмечали, что при взятии Нарвы в 1704 г. в крепости было найдено свыше 600 орудий. Комендантом Нарвы был решительный и энергичный полковник Горн.

Передовой отряд русских, в составе которого был сам царь, подошел к Нарве 22 сентября. Интересно, что формально Петр не был командующим армией, а всего лишь капитаном бомбардирской роты. Войска, и особенно осадная артиллерия, подходили к Нарве крайне медленно. Первый выстрел по крепости был сделан лишь 18 октября, а массированная бомбардировка началась 20 октября.

На противоположном берегу реки Наровы два стрелецких полка осадили крепость Иван-город.

Узнав об осаде Нарвы, Карл XII с 32-тысячной армией морем прибыл в Пернов (Пярну). 26 октября Петр послал навстречу войскам Карла XII боярина Бориса Петровича Шереметева с пятью тысячами иррегулярной конницы (то есть боярское ополчение и казаков). 17 ноября царь получил от Шереметева донесение о приближении шведской армии. В ночь с 17 на 18 ноября царь «покинул армию». Так говорили в дореволюционных учебниках истории. В «Истории Северной войны» говорится, что, «оценив обстановку, Петр I решил отъехать из-под Нарвы в Новгород, с тем чтобы подготовить к обороне располагавшиеся там войска и одновременно ускорить присылку под Нарву подкреплений и боеприпасов» . На самом же деле Петр трусливо бежал, бросив войско. Наши историки привыкли давать характеристики по принципу «хороший – плохой», «смелый – трусливый». Увы, личность Петра Великого не вписывается в рамки привычных схем. Петр неоднократно проявлял смелость и даже рисковал жизнью без нужды, как, например, в шторм на яхте в Белом море. Но у него периодически случались приступы панического страха. Классический пример тому – ночь с 7 на 8 августа 1689 г., когда Петр, услышав, что де сторонники Софьи идут на село Преображенское, буквально без штанов бежал в Троице-Сергиев монастырь, бросив на произвол судьбы мать, молодую жену и потешные войска. Между прочим, стрельцы не только не собирались нападать, а наоборот, испугались атаки потешных и заперли ворота Москвы. Позже мы узнаем о приступе страха у Петра и во время Прутского похода. Петру не обязательно было кидаться в передовые шеренги солдат, стоявшие у Нарвы, он мог спокойно переехать реку и командовать боем, находясь в полнейшей безопасности среди войск, осаждавших Иван-город. В этом случае русские войска все равно потерпели бы неудачу, но зато удалось бы избежать катастрофы. Вместо себя Петр назначил командующим австрийского герцога де Кроа, поступившего на русскую службу лишь два месяца назад (в сентябре 1700 г.). 19 ноября Карл XII атаковал русских и наголову разгромил их. Под Нарвой русские потеряли убитыми и утонувшими свыше шести тысяч человек. Противнику досталась вся русская артиллерия: пушек осадных – 63, полковых – 50, мортир – 25, гаубиц – 7. Шведы, по русским сведениям, потеряли около двух тысяч человек.

После победы перед Карлом XII встал вопрос: а что делать дальше? До сих пор его действия были лишь реакцией на нападения стран антишведской коалиции. Позже шведский генерал Шлиппенбах вспоминал, что король, будучи в Нарве, отвел его «в свою спальню, где большой ландкарт был прибит, на котором он мне марш в Москву показывал, который бы, конечно, и учинился», если бы короля не отговорили генералы, рассчитывавшие «с Польши большие взятки взять, нежели с России».

3 декабря 1700 г. в Нарве Карл XII издал манифест, где призывал население России к бунту против царя, описывал его жестокости, обещал русскому народу свою королевскую волю, а в случае ослушания грозил истребить все огнем и мечом. В самой Швеции поэты слагали оды в честь восемнадцатилетнего полководца. Была отлита целая серия медалей, прославляющих короля. На одной король был изображен с надписью «Истина превосходит вероятие (Superant superata fidem)»; на другой Карл низлагает троих неприятелей, и надпись «Наконец правое дело торжествует!» Кроме медалей в честь Карла была медаль, выбитая в насмешку над Петром, с кощунственным изображением из истории апостола Петра. На одной стороне медали был изображен царь Петр, греющийся при огне своих пушек, из которых летят бомбы на Нарву; надпись «Бе же Петр стоя и греяся». На другой стороне изображены были русские, бегущие от Нарвы, во главе их Петр, царская шапка валится с его головы, шпага брошена, он утирает слезы платком, и надпись «Изшед вон, плакася горько». А пока Карл оставил Нарву и ушел с войском к мощному замку Ланс в 50 верстах от Дерпта, где оставался до весны 1701 г. Вопреки представлениям шведов, Петр не бросил шпагу. Наоборот, царь развил бурную деятельность, как после первого (неудачного) похода под Азов. Экстренно формируются солдатские и драгунские полки «нового строя». Только за зиму 1700/1701 г. в Москве было отлито 243 пушки, 13 гаубиц и 12 мортир. Как и в предшествовавшие годы, проходила закупка западноевропейских орудий, поступавших в Россию через Польшу. Отдавая много времени перевооружению армии, Петр не забывал и о дипломатии. 31 января 1701 г. Петр покидает Москву и едет на переговоры с польским королем Августом II в город Бирта в Лифляндии. С Августом II был заключен новый договор. Союзники обязались продолжать войну всеми силами и не оканчивать ее без взаимного согласия. Царь обещал королю прислать от 15 до 20 тысяч человек хорошо вооруженной пехоты в полное его распоряжение, с обязательством: выдать деньги на учреждение провиантских магазинов, поставить в Витебск 10 тысяч фунтов пороху и выплачивать в продолжение трех лет по 100 тысяч рублей. Король будет применять свои войска против шведов в Лифляндии и в Эстляндии, дабы, отвлекая общего неприятеля, обезопасить Россию и дать царю возможность с успехом действовать в Ижорской и Карельской землях. А Лифляндию и Эстляндию царь оставляет королю Августу II и Речи Посполитой без всяких претензий.

Международная обстановка благоприятствовала войне Петра I и Августа II с Карлом XII. 1 ноября 1700 г. умер испанский король Карл II, подписав перед смертью завещание в пользу Филиппа – герцога Анжуйского, внука французского короля Людовика XIV. Но император Священной Римской империи Леопольд I заявил, что он тоже де в родстве с испанскими королями, и потребовал корону для своего сына эрцгерцога Карла. Результатом этого соперничества стала «война за испанское наследство», продлившаяся с 1701 г. до 1714 г. Людовика XIV поддерживали Англия, Голландия и большая часть германских княжеств, остальные германские княжества и ряд итальянских государств примкнули к императору Леопольду.

Таким образом, вся Западная Европа была занята войной, и Петр с Августом могли не опасаться вмешательства ее в Северную войну.

23 марта 1701 г. царь вернулся в Москву и начал собирать деньги для Польши. В конце марта Августу II было отправлено 80 тысяч рублей и 40 тысяч ефимков, взятых из приказа Большой казны. Второй по размерам взнос сделала Ратуша – 40 тысяч рублей. Остальную сумму наскребли у многих учреждений и частных лиц: у Троице-Сергиева монастыря – 1000 золотых, у поручика Александра Меншикова – 420 золотых, 10 тысяч рублей у купца Филатова и т. д.

Выполнил Петр и военные статьи соглашения с Августом II. Восемнадцать солдатских полков и один стрелецкий полк (всего около 20 тысяч человек) под командованием князя Н.И. Репнина двинулся из Пскова к Динабургу. 21 июня русские полки соединились с саксонским войском. Саксонский фельдмаршал Штейнау писал о русской пехоте: «Люди вообще хороши, не больше 50 человек придется забраковать, у них хорошие маастрихтские и люттихские ружья; у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы; работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания. Особенно похвально то, что при целом войске нет ни одной женщины и ни одной собаки».

Однако злодей Карл помешал неторопливым сборам русско-саксонского воинства. 9 июля 1701 г. шведское войско форсировало Двину на глазах изумленных союзников. Саксонский фельдмаршал Штейнау, вместо того чтобы атаковать шведов на переправе, приказал своей армии готовиться к обороне. Мало того, он разделил свое войско, послав 16 тысяч русских солдат во главе с Репниным строить укрепления на Двине в 12 верстах от основных сил.

На левом берегу Двины Карл XII быстро построил полки и стремительно атаковал противника. Через два часа все было кончено. Союзники потеряли всю артиллерию, лагерь и две тысячи человек убитыми, большинство из которых были саксонцы, поскольку в битве участвовало только четыре тысячи русских.

Услышав гром артиллерийской канонады, Репнин быстро поднял войска и без потерь форсированным маршем повел их через Друю и Опочку к Пскову. Там 15 августа он соединился с войсками Шереметева.

Новая победа поставила перед шведским королем старую дилемму – с кем воевать дальше? Есть сведения, что Карл думал захватить Псков и двинуться вглубь России. Однако через несколько дней Карл отказался от этого плана. Псков был сильно укреплен, да и от Пскова до Москвы по прямой 600 верст, а дороги плохие, кругом болота. Плотность населения в России гораздо меньше, чем в Польше, что, естественно, создавало сложности со снабжением армии. Наконец, в России многие ненавидели Петра, но открыто перейти на сторону шведов рискнули бы единицы, поскольку этому мешали патриотизм, православная вера и, чего греха таить, ксенофобия русского народа.

Совсем иная ситуация была в Польше. Там гораздо проще было решить основную проблему шведской армии – снабжение продовольствием. Плотность населения там высокая, народ побогаче, чем в России. Да и Швеция рядом, нет проблем с перевозкой по Балтийскому морю подкреплений, вооружения и продовольствия. В Польше хватало магнатов, недовольных Августом, а война против своего короля в Польше уже лет 200 считалась не преступлением, а делом житейским. Нельзя сбросить со счетов и субъективный фактор – девятнадцатилетний Карл люто ненавидел Августа II. В письме к французскому королю Карл выразился таким образом об Августе: «Поведение его так позорно и гнусно, что заслуживает мщения от Бога и презрения всех благомысящих людей».

Наконец, Карл сделал выбор – шведская армия двинулась вглубь Курляндии.

Тут еще раз я напомню читателю, что эта книга о Полтавской битве, и главное внимание в ней будет уделяться боевым действиям на территории Речи Посполитой и Малороссии , а не главному театру военных действий – Приневью, Прибалтике и Финляндии.

Тут важно заметить, что главным театром военных действий эти территории называю я. Что же касается Петра I, то он после Нарвы и, по крайней мере, до 1718 г. считал главным театром Речь Посполитую и германские княжества. Если судить по чинам, то, разумеется, царю виднее. Но любой непредвзятый историк может легко убедиться, что «принуждение к миру» шведов состоялось лишь после установления господства русского флота в Финском и Ботническом заливах, полного занятия Финляндии и нападения русских войск непосредственно на Швецию. Русские же деньги и войска, направляемые Петром в Речь Посполитую и германские княжества, использовались, мягко говоря, неэффективно. Не зря в историю война 1700-1721 гг. вошла не как Германская или Польская, а как Северная.

Но поскольку боевые действия в Приневье, Прибалтике и Финляндии очень слабо сказывались на операциях в Речи Посполитой и Малороссии, о северном театре я буду упоминать лишь ретроспективно.

Поделиться